Pentakomauto.ru

Pentakomauto.ru - красногвардейский блог

Матушка Россия

Матушка Россия (Россия-матушка, Мать-Россия, Матушка Русь) — неофициальная, светская национальная персонификация России в России и за границей; важный компонент национальной идентичности, получивший отражение в литературе, искусстве, военной пропаганде, политической риторике, массовой культуре.

Содержание

Военная пропаганда

В качестве национального символа «Россия-Матушка» призвана сплотить русских («сыновей и дочерей России») и мобилизовать их на коллективные действия. Мобилизационный потенциал образа России-Матушки ярко проявляется в военное время: во имя защиты Родины, страдающей от иноземных захватчиков, человек призван жертвовать и своей, и чужими жизнями, а невыполнение долга перед страной осуждается как сыновняя неблагодарность. Военная пропаганда рисует Россию в образе женщины также для того, чтобы продемонстрировать её миролюбие и тем самым обеспечить моральное превосходство над противником или подчеркнуть силу родной земли.

Политическая риторика

Материнский символ страны является значимым элементом российской политической культуры. Для подтверждения собственной легитимности власть использует идею иерогамии, священного брака «России-Матушки» и правителя,[1] который представлен в качестве её защитника от угрожающих ей врагов, внешних и внутренних. Политическая оппозиция, в свою очередь, привлекает образ Родины, страдающей от произвола власти, которая объявляется неправедной и зачастую национально чуждой (например, в народничестве XIX века).[2]

История

Средневековый период

Идея «России-Матушки» берет начало в образе Матери-сырой земли — русском варианте Великой Богини-матери. В древнерусской культуре получил распространение образ Русской земли, изображаемой в женском, чаще всего материнском, облике.[3] В XVI веке она приобретает вид Святорусской матери-земли (Святой Руси) под влиянием работ Максима Грека и Андрея Курбского.

Прогрызли они чрево у матери своей, святой русской земли,
что породила и воспитала их поистине на беду свою и запустение!
Князь А. Курбский о сторонниках Иоанна Грозного[4]

[5]

Российская империя

В петровскую эпоху для обозначения государства чаще используется термин «Отечество», однако и образ России-Матери появляется в текстах Феофана Прокоповича и Гавриила Бужинского, а позднее В. Тредиаковского и М. Ломоносова.[6] В последующие два столетия образ получает широкое распространение в литературе, изобразительном искусстве, музыке, военной и политической пропаганде.[7]

Екатерина II была властной самодержицей и потакала прихотям дворян, за что Сенат предложил ей принять титул «Мать Отечества», царица отказалась, но впоследствии титул негласно закрепился за ней, и верноподданные часто обращались к ней как «Матушка». Успехи Российской Империи в последней трети XVIII столетия тоже ассоциировались с Екатериной II.

Советский период

В период Октябрьской революции и Гражданской войны образ активно включается в пропаганду сторонников Белого движения, интерпретировавшую борьбу с большевиками в качестве сражения с «инородцами» как «угнетателями России-Матушки».[8] Идея страдающей Родины характерна и для культуры Русского Зарубежья.[9]

И воинство с ‘красной звездою’
Приняв роковую печать,
К кресту пригвождает с хулою
Несчастную Родину-Мать!

В идеологии большевизма с приоритетом классового над национальным («Пролетарии не имеют отечества») образ России-матушки игнорировался или же использовался как символ отсталости царской России, её косности, а также национального гнёта.[11]

В советскую пропаганду материнский образ страны возвращается в образе Советской Родины-Матери, ставшем ключевым элементом советского патриотизма, в середине 1930-х гг. В отличие от дореволюционной «России-Матушки» Советская Родина представлена как мать всех народов СССР.[12]

Образ стал одним из наиболее заметных в период Великой Отечественной войны, начало которой ознаменовалось появлением плаката И. Тоидзе «Родина-мать зовёт!», ставшего символом своего времени. К материнскому образу страны отсылали такие сюжеты культуры военного времени, как мать, благословляющая сына на борьбу с врагом[13]; мать, защищающая свое дитя; страдания советских женщин[14].

В период Холодной войны материнский символ страны используется в практиках коммеморации, в легитимации власти в СССР, а также в идеологической конфронтации с Западом.[15] Образ скорбящей Родины-Матери, оплакивающей своих сыновей и дочерей, павших в Великой Отечественной войне, подчеркивал роль страны в борьбе за мир против американских империалистов как «поджигателей войны» (Один из наиболее известных — на Пискарёвском мемориальном кладбище). Силу и непобедимость СССР символизировал другой лик Родины-Матери — воительницы с мечом в руках (монументы в Волгограде, Киеве, Калининграде).

Постсоветский период

Распад СССР сопровождался деконструкцией символов советской эпохи, включая Родину-Мать, что отразилось в возникновении альтернативных женских образов России.[16]

Оппозиция 1990-х активно использовала образ униженной России-Матушки для критики якобы «антинародного» режима Б. Ельцина.[17]

Для 2000-х годов характерны «реабилитация» властью образа России-Матушки и включение его во внутриполитическую и внешнеполитическую пропаганду и демографическую политику,[18] а также в репрезентации страны как полиэтнического и многоконфессионального государства.[19]

Образ популярен в современной российской культуре, включая музыку и поэзию, помещается на рекламные плакаты, спортивные баннеры и др.[20]

«Россия-Матушка» в культурах Запада

«Россия-Матушка» является важным компонентом западного взгляда на Россию. Будучи призванным обозначить «подлинную русскость» и показать отличие России от Запада, этот символ функционирует и в русофильском, и в русофобском вариантах.

Настоящий русский нам внутренне чужд… Он сам все это время сознавал,
проводя разграничительную черту между ‘матушкой Россией’ и Европой

С одной стороны, «Россия-Матушка» вызывает симпатию благодаря своей открытости, душевности, близости к природе, братству, преодолевающему западный эгоизм.[22] С другой стороны, этим термином пользуются, характеризуя «архаичность» России, её «нецивилизованность», русский национализм.[23] Получил широкое распространение в западной массовой культуре, появляясь в фильмах, беллетристике, карикатурах, поп-музыке, компьютерных играх.

См. также

Примечания

  1. Рябов О. «Россия-Матушка»: Национализм, гендер и война в России XX века. Stuttgart; Hannover, 2007; Рябова Т. Б. Пол власти: Гендерные стереотипы в современной российской политике. Иваново: Ивановский государственный университет, 2008.
  2. Песня декабристов // Красный архив. 1925. № 3. С. 319—320.
  3. Рябов О. В. Русская философия женственности (XI—XX века). Иваново, 1999. С. 35-46.
  4. Курбский А. История о великом князе Московском // Памятники литературы Древней Руси, вторая половина XVI века. М., 1986. С. 319.
  5. Максим Грек. Слово, в котором пространно и с жалостию излагаются нестроения и безчиние царей и властей последнего времени // Соч. преподобного Максима Грека в рус-ском переводе: В 3 ч. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1910—1911. Ч. 1. С. 203—205; Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988. P. 187.
  6. Феофан Прокопович. Панегирикос // Панегирическая литература петровского времени. М., 1979. С. 200. Бужинский Г. Слово о победе, полученной у Ангута галерами // Проповеди Гавриила Бужинского (1717—1727). Юрьев, 1901. С. 434—439. Тредиаковский В. Стихи похвальные России // Русские поэты: Антология русской поэзии: В 6 т. М., 1989. Т. 1. С. 42; Ломоносов М. Разговор с Анакреоном // Там же. С. 65-69.
  7. Рябов О. «Россия-Матушка»: Национализм, гендер и война в России XX века. Stuttgart; Hannover, 2007. С. 116—118, 129—166.
  8. http://www.yale.edu/annals/Steinberg/Documents/Steinberg128.htm; http://cossackweb.narod.ru/songs/liubo.htm
  9. Степун Ф. А. Родина, Отечество и чужбина // Степун Ф. А. Чаемая Россия. СПб., 1999. С. 289, 293; Федотов Г. П. Новое отечество // Федотов Г. П. Судьба и грехи России: (Избр. ст. по философии русской истории и культуры): В 2 т. СПб., 1991. Т. 2. С. 252.
  10. http://www.derzava.ru/stihi/behteev.html
  11. Александровский В. Русь и СССР // Правда. 1925. 13 августа; Кольцов М. Найденная Родина // Правда. 1934 19 июня.
  12. Правда. 1934. 18 июня; Советский патриотизм // Правда. 1935. 19 марта.
  13. И. Серебряный. «Бей крепче, сынок!» 1941.
  14. Ф. Антонов. «Сын мой! Ты видишь долю мою… Громи фашистов в святом бою!» 1943.
  15. Шолохов М. А. Слово о Родине // Шолохов М. А. Россия в сердце: Сборник рассказов, очерков, публицистики. М., 1975. С. 340; Шолохов М. А. Любимая мать-отчизна // Шолохов М. А. Россия в сердце. С. 319; Филимонов В. «Прощание с Матерой»: Образ Родины-матери в кинематографе 1920—1980-х годов // Историк и художник. 2005. № 3.
  16. http://www.russianposter.ru/archive.php?rid=31020150100001; http://win.cea.ru/~ellya/funnypic29.htm
  17. http://www.sovnarkom.ru/aharch1.htm
  18. http://www.lenta.ru/russia/2000/03/07/zhenschiny/_Printed.htm; http://www.mironov.ru/for_print.phtml?id=6868
  19. http://www.russlavbank.ru/content.phtml?prcenter.newsdetail.236; http://www.kp.ru/daily/24169/380743/print/
  20. Жители Коми возмущены рекламой «Родина-мать в пейнтбол зовет играть» 22:17 14/04/2009; Наши болельщики покажут немцам «Родину-мать»!; [1]; [2]; [3]; [4]
  21. Прусская идея и социализм. Берлин, б.г. С. 151.
  22. Рябов О. В. «Mother Russia»: гендерный аспект образа России в западной историософии // Общественные науки и современность. 2000. № 4. С. 116—122.; Santa Madre Russia // Il Giornale dell Arte
  23. Brezna I. Matuschka Rossija und ihr Sohn // Freitag. 2000 22.9.; Tome J. Madre Rusia // Diario de Leon. 28 de Marzo de 2005; Viktor Yanukovych, Mother Russia’s favorite son // Time Europe. 2004. November 29; Pipes R. Give the Chechens a land of their own // The New York Times. 2004. September 9; Фред Уэйр | Украина возвращается в объятья матушки-России // The Christian Science Monitor. 2010. 10 февраля; Брукс П. Русский медведь возвращается // New York Post. 2004. 8 декабря.

Литература

  • Барабан Е. В. «Родина-мать» в советском кино 1941—1945 годов // Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований ИвГУ. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008. С. 37 — 70.
  • Рябов О. «Россия-Матушка»: Национализм, гендер и война в России XX века. Stuttgart; Hannover, 2007. ISBN 3-89821-487-7
  • Филимонов В. «Прощание с Матерой»: Образ Родины-матери в кинематографе 1920—1980-х годов // Историк и художник. 2005. № 3.
  • Эдмондсон Л. Гендер, миф и нация в Европе: Образ матушки России в европейском контексте // Пол. Гендер. Культура: Немецкие и русские исследования / Под ред. Э. Шоре, К. Хайдер. Вып 3. М., 2003.
  • Goscilo H., Lanoux A. (Eds.). Gender and National Identity in Twentieth-century Russian Culture. DeKalb, 2006. ISBN 0-87580-354-7
  • Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988. ISBN 0-253-20842-4
  • Hemenway E.J. Mother Russia and the Crisis of the Russian National Family: The Puzzle of Gender in Revolutionary Russia // Nationalities Papers. Vol. 25. No. 1. 1997.

Ссылки

  • Гюнтер Х. Поющая Родина: Советская массовая песня как выражение архетипа матери // Вопросы литературы. 1997. № 4.
  • Рябов О. В. «Россия-Матушка». История визуализации // Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований ИвГУ. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008. С. 7-36.
  • Сандомирская И. Книга о Родине: Опыт анализа дискурсивных практик. Wien, 2001.
  • Иванов (Сухаревский) А. К. Унисекс в человейнике.
  • Suspitsina T. The Rape of Holy Mother Russia and the Hatred of Femininity: The Rep-resentation of Women and the Use of Feminine Imagery in the Russian Nationalist Press // Anthropology of East Europe Review. Vol. 17. No. 2. Autumn. 1999.


Матушка Россия.